Сказка об Иване-царевиче и Сером Волке
Давным-давно был в некотором царстве Могучий царь, по имени Демьян Данилович. Он царствовал премудро;
Сказка о золотом петушке
Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. С молоду был
Сказка о глупом мышонке
Пела ночью мышка в норке: — Спи, мышонок, замолчи! Дам тебе я хлебной корки
Ворона и курица
Когда Смоленский Князь, Противу дерзости искусством воружась, Вандалам новым сеть поставил И на погибель
Воспитание льва
Льву, Кесарю лесов, бог сына даровал. Звериную вы знаете природу: У них, не как
Ягненок
Как часто я слыхал такое рассужденье: «По мне пускай что хочешь говорят, Лишь был
Змея
Змея Юпитера просила. Чтоб голос дать ей соловья. «А то уж», говорит: «мне жизнь
Мартышка и очки
Мартышка к старости слаба глазами стала; А у людей она слыхала, Что это зло
Молитесь на ночь
Молитесь на ночь, чтобы вам Вдруг не проснуться знаменитым.
Луи Наполеон
Орёл Аустерлица! С небосвода Ты видел ли чужие берега, Где пал от пули тёмного
Мильтону
Я думаю, Мильтон, твой дух устал Бродить у белых скал, высоких башен: Наш пышный
Из облака, из пены розоватой
Из облака, из пены розоватой, Зеленой кровью чуть оживлены, Сады неведомого халифата Виднеются в
Как всё бесцветно, всё безвкусно
Как всё бесцветно, всё безвкусно, Мертво внутри, смешно извне, Как мне невыразимо грустно, Как
Люблю рассветное сиянье
Люблю рассветное сиянье Встречать в туманной синеве, Когда с тяжелым грохотаньем Несутся льдины по
Мне весна ничего не сказала
Мне весна ничего не сказала — Не могла. Может быть — не нашлась. Только
История на ночь
Живя совсем не замечаешь Ты радость. Только посмотри, Как утро трепетно встречает Приход стеснительной
Иду, и думаю о разном
Иду — и думаю о разном, Плету на гроб себе венок, И в этом
Мелодия становится цветком
Мелодия становится цветком, Он распускается и осыпается, Он делается ветром и песком, Летящим на
Мы из каменных глыб создаем города
Мы из каменных глыб создаем города, Любим ясные мысли и точные числа, И душе
На две части твердь разъята
На две части твердь разъята: Лунный серп горит в одной, А в другой костер
Над закатами и розами
Над закатами и розами — Остальное все равно — Над торжественными звездами Наше счастье
Ну на что мне люди
А люди? Ну на что мне люди? Идет мужик, ведет быка. Сидит торговка: ноги,
О нашей любви, что погасла
Неправильный круг описала летучая мышь, Сосновая ветка качнулась над темной рекой, И в воздухе
Обледенелые миры
Обледенелые миры Пронизывает боль тупая… Известны правила игры. Живи, от них не отступая: Направо
Опять белила, сепия и сажа
Опять белила, сепия и сажа, И трубы гениев гремят в упор. Опять архитектурного пейзажа
Овеянный тускнеющею славой
Овеянный тускнеющею славой, В кольце святош, кретинов и пройдох, Не изнемог в бою Орел
Петроградские волшебства
Заря поблекла, и редеет Янтарных облаков гряда, Прозрачный воздух холодеет, И глухо плещется вода.
Последний поцелуй холодных губ
Уже бежит полночная прохлада, И первый луч затрепетал в листах, И месяца погасшая лампада
Прозрачная ущербная луна
Прозрачная ущербная луна Сияет неизбежностью разлуки. Взлетает к небу музыки волна, Тоской звенящей рассыпая
Рассказать обо всех мировых дураках
Рассказать обо всех мировых дураках, Что судьбу человечества держат в руках? Рассказать обо всех
Синий вечер, тихий ветер
Синий вечер, тихий ветер И (целуя руки эти) В небе розовом до края,- Догорая,
Снег морозный за окном
Снова снег синеет в поле И не тает от лучей. Снова сердце хочет воли,
Снег уже пожелтел и обтаял
Снег уже пожелтел и обтаял, Обвалились ледяшки с крыльца. Мне все кажется, что скоротаю
Снега белеют, тая
Снега буреют, тая, И трескается лед. Пасхальная, святая Неделя настает. Весна еще в тумане,
Танцуй, монах, танцуй, поэт
Все образует в жизни круг — Слиянье уст, пожатье рук. Закату вслед встает восход,
Увяданьем еле тронут
Увяданьем еле тронут Мир печальный и прекрасный, Паруса плывут и тонут, Голоса зовут и
В комнате твоей
В комнате твоей Слышен шум ветвей, И глядит туда Белая звезда. Плачет соловей За
В широких окнах сельский вид
В широких окнах сельский вид, У синих стен простые кресла, И пол некрашеный скрипит,
Влажные целую губы
Вновь с тобою рядом лежа, Я вдыхаю нежный запах Тела, пахнущего морем И миндальным
Все чаще эти объявленья
Все чаще эти объявленья: Однополчане и семья Вновь выражают сожаленья… «Сегодня ты, а завтра
Я люблю эти снежные горы
Я люблю эти снежные горы На краю мировой пустоты. Я люблю эти синие взоры,
Я научился
Я научился понемногу Шагать со всеми — рядом, в ногу. По пустякам не волноваться
Я не любим никем, Пустая осень
Я не любим никем! Пустая осень! Нагие ветки средь лимонной мглы; А за киотом
Я тебя не вспоминаю
Я тебя не вспоминаю, Для чего мне вспоминать? Это только то, что знаю, Только
Я в жаркий полдень разлюбил
Я в жаркий полдень разлюбил Природы сонной колыханье, И ветра знойное дыханье, И моря
Зима идёт своим порядком
Зима идёт своим порядком — Опять снежок. Еще должок. И гадко в этом мире
Я живу на самой длинной долготе
Я живу на самой длинной долготе: За Байкалом в славном городе Чите. Здесь деревья
У ручья
Подошла к ручью лосиха, Посмотрела свысока: — Больно мелкий, больно тихий, Можно выпить в
Тучка
Хозяйка сушила Бельё во дворе, На воздухе вольном, На летней жаре. Бельё хорошо Просушилось.
Сумбурный день
У козы капустный день: Забредя в капусту, Кочаны грызет коза С хрумканьем и хрустом.
Радуга в огороде
С проседью, с проседью Стал горох осенью. Шляпу снял подсолнух: Детвора, бери! Обронил крыжовник