Живу я в лучшем из миров
Живу я в лучшем из миров — Не нужно хижины мне: Земля — постель, а небо —
Живучий парень
Живёт живучий парень Барри, Не вылезая из седла, По горло он богат долгами, Но
Жизнь оборвёт мою водитель-ротозей
Жизнь оборвёт мою водитель-ротозей. Мой труп из морга не востребует никто. Возьмут мой череп
Жизни после смерти нет
Жизни после смерти нет. Это всё неправда. Ночью снятся черти мне, Убежав из ада.
Знакомым в Гаграх
Такое творится! Вы перегружены тоской, видать. Тут до жемчужины рукой подать — До озера
Знать бы все до конца бы и сразу б
Знать бы всё до конца бы и сразу б Про измену, тюрьму и рочок, Но…
Знаю, когда по улицам, по улицам гуляю
Знаю, Когда по улицам, по улицам гуляю, Когда по лицам ничего не понимаю. И
Здравствуй, «Юность»
Здравствуй, «Юность», это я, Аня Чепурная, Я ровесница твоя, То есть молодая. То есть
Зэка Васильев и Петров-зэка
Сгорели мы по недоразумению: Он за растрату сел, а я — за Ксению. У
Жан, Жак, Гийом, Густав нормальные французы
Жан, Жак, Гийом, Густав — Нормальные французы, Немного подлатав Расползшиеся узы, Бесцветные, как моль, Разинув
Жертва телевидения
Есть телевизор — подайте трибуну, Так проору — разнесётся на мили! Он не окно,
Жил-был человек, который очень много видел
Жил-был человек, который очень много видел И бывал бог знает где и с кем,
Жили-были на море
Жили-были на море — Это значит плавали, Курс держали правильный, слушались руля. Заходили в
Живёт на свете человек
Живёт на свете человек С древнейшим именем Бабек. ………………. Друзьям хорош Бабек Серуш Дарить
Запись в книге почётных гостей ВНИИФТРИ
Я здесь бы пел ещё дня три — Гостеприимен ваш ВНИИФТРИ.
Запомню, оставлю в душе этот вечер
Запомню, оставлю в душе этот вечер, И встречу с друзьями, и праздничный стол. Сегодня
Я не люблю
Я не люблю фатального исхода. От жизни никогда не устаю. Я не люблю любое
Заповедник
Бегают по лесу стаи зверей — Не за добычей, не на водопой: Денно и
Я сказал врачу: «Я за все плачу!»
Я сказал врачу: «Я за все плачу!» За грехи свои, за распущенность. Уколи меня,
Запретили все цари всем царевичам
Запретили все цари всем царевичам Строго-настрого ходить по Гуревичам, К Рабиновичам не сметь, тоже —
Я спокоен — Он мне всё поведал
Я спокоен — Он мне всё поведал. «Не таись», — велел. И я скажу:
Зарисовка о Ленинграде
В Ленинграде-городе у Пяти углов Получил по морде Саня Соколов. Пел немузыкально, скандалил —
Я уверен, как ни разу в жизни
Я уверен, как ни разу в жизни — Это точно, — Что в моём
Зарыты в нашу память на века
Зарыты в нашу память на века И даты, и события, и лица, А память,
Я верю в нашу общую звезду
Я верю в нашу общую звезду, Хотя давно за нею не следим мы, —
Заживайте, раны мои
Заживайте, раны мои, Вам два года с гаком! Колотые, рваные, Дам лизать собакам. Сиротиночка
Я всё чаще думаю о судьях
Я всё чаще думаю о судьях, — Я такого не предполагал: Если обниму её
Здесь сидел ты, Валет
Здесь сидел ты, Валет, Тебе счастия нет, Тебе карта всегда не в цвет. Наши
За меня невеста отрыдает честно
За меня невеста отрыдает честно, За меня ребята отдадут долги, За меня другие отпоют
Здесь вам не равнина
Здесь вам не равнина, здесь климат иной — Идут лавины одна за одной И здесь
За окном только вьюга, смотри
За окном — Только вьюга, смотри, Да пурга, да пурга… Под столом — Только
Забыли
Икона висит у них в левом углу — Наверно, они молокане, Лежит мешковина у них
Заказал я два коктейля
Заказал я два коктейля, Двадцать водки, два салата, А в лице метрдотеля Приближался час
Заключительная песня Кэрролла
Не обрывается сказка концом. Помнишь, тебя мы спросили вначале: Что остаётся от сказки потом —
Запись в книге отзывов на выставке Плотникова
Приехал я на выставку извне. С неё уже другие сняли пенки. Да не забудут
Запись в книге почётных гостей Киевского завода шампанских вин
Сегодня выступал. Один! Нет, не один — вдвоём с гитарой! Виват! Завод шампанских вин,
Запись в книге почётных гостей ледового дворца Северодонецка
Не чопорно и не по-светски — По человечески меня Встречали в Северодонецке Семнадцать раз в
Воздушные потоки
Хорошо, что за рёвом не слышалось звука, Что с позором своим был один на
Я был слесарь шестого разряда
Я был слесарь шестого разряда, Я получки на ветер кидал,- Получал я всегда сколько
Возле города Пекина
Возле города Пекина Ходят-бродят хунвейбины, И старинные картины Ищут-рыщут хунвейбины. И не то чтоб
Я любил и женщин и проказы
Я любил и женщин и проказы: Что ни день, то новая была,- И ходили
Возвратился друг у меня
Возвратился друг у меня Неожиданно. Бабу на меня поменял — Где же это видано?
Вратарь (Льву Яшину)
Да, сегодня я в ударе, не иначе — Надрываются в восторге москвичи: Я спокойно
Всё было не так, как хотелось вначале
Всё было не так, как хотелось вначале, Хоть было всё как у людей, Но
Всё, что сумел запомнить
Всё, что сумел запомнить, я сразу перечислил, Надиктовал на ленту и даже записал. Но
Всё меньше вас, участники войны
Всё меньше вас, участники войны, — Осколки бродят, покидают силы. Не торопитесь, вы и
Все мы чьи-то племянники
Все мы чьи-то племянники, Внуки и сыновья, Просто или по пьяни ли Все мы
Всё позади, и КПЗ, и суд
Всё позади: и КПЗ, и суд, И прокурор, и даже судьи с адвокатом. Теперь
Всё с себя снимаю, слишком душно
Всё с себя снимаю — слишком душно, За погодой следую послушно, Но… всё долой — нельзя
Все ушли на фронт
Нынче все срока закончены, А у лагерных ворот, Что крест-накрест заколочены, — Надпись: «Все
Всему на свете выходят сроки
Всему на свете выходят сроки, А соль морская въедлива, как чёрт. Два мрачных судна