Когда слагать стихи таланта нет
Когда слагать стихи таланта нет,— Не чувствуя ни радости, ни боли, Хоть рифмами побаловаться,
По мне лишь так, когда беда настанет
По мне лишь так: когда беда настанет, Тогда и плачь. «Покуда гром не грянет
У твоей могилы вечный непокой
У твоей могилы вечный непокой, Приглушенный говор суеты людской. Что же мне осталось, ангел
Летень
Повеял летний ветерок; Не дуновенье — легкий вздох, Блаженный вздох отдохновенья. Вздохнул и лег
Подумай, разве в этом дело
Подумай, разве в этом дело, Что ты судьбы не одолела, Не воплотилась до конца,
В предел земной любви
За одиночество, за ночь, Простертую во днях, За то, что ты не смог помочь,
Меня оброс дремучий воздух
Меня оброс дремучий воздух, С душой смешался, втек в зрачки, В запекшихся на сердце
Полдневное солнце дрожа растеклось
Полдневное солнце дрожа растеклось, И пламень был слизан голодной луною. Она, оголтелая, выползла вкось,
Весна так чувственна
Весна так чувственна. Прикосновенье ветра Томит листву, и грешная дрожит. Не выдержит? И этой
Молитва в лесу
Средь многих земных чудес Есть и такое — Листья кружат на ветру, Преображается лес,
Пожалейте пропавший ручей
Пожалейте пропавший ручей! Он иссох, как душа иссыхает. Не о нем ли средь душных
Взгляни, два дерева растут
Взгляни — два дерева растут Из корня одного. Судьба ль, случайность ли, но тут
На миру, на юру
На миру, на юру Неприютно мне и одиноко. Мне б забиться в нору, Затаиться
Пусть будет близким не в упрек
Пусть будет близким не в упрек Их вечный недосуг. Со мной мой верный огонек,
Я здесь любила все как есть
Я здесь любила все как есть, Не рассказать, не перечесть — Весну любила за
Надпись на портрете
Мадригал Я вглядываюсь в Ваш портрет Настолько пристально и долго, Что я, быть может,
Пустыня, Замело следы
Пустыня… Замело следы Кружение песка. Предсмертный хрип: «Воды, воды…» И — ни глотка. В
Я живу, озираясь
Я живу, озираясь, Что-то вспомнить стараюсь — И невмочь, как во сне. Эта злая
Назначь мне свиданье
Назначь мне свиданье на этом свете. Назначь мне свиданье в двадцатом столетье. Мне трудно
Рьявол
О рьяный дьявол, черт морской… Дремучий Рьявол, спящий в туче Младой воды, на дне…
За одиночество, за ночь
За одиночество, за ночь, Простертую во днях, За то, что ты не смог помочь,
Не беда, что жизнь ушла
Не беда, что жизнь ушла, Не беда, что навсегда, Будто я и не жила,
Рылеев
Безумье, видимо… Гляди-ка, Как мысли повернули дико! Сначала вспомнилось о том, Как в форточку
Немого учат говорить
Немого учат говорить. Он видит чьих-то губ движенье И хочет слово повторить В беззвучных
Сердцу ненавидеть непривычно
Сердцу ненавидеть непривычно, Сердцу ненавидеть несподручно, Ненависть глуха, косноязычна. До чего с тобой, старуха,
Ни ахматовской кротости, Ни цветаевской ярости
Ни ахматовской кротости, Ни цветаевской ярости — Поначалу от робости, А позднее от старости.
Сказать бы, слов своих не слыша
Сказать бы, слов своих не слыша, Дыханья, дуновенья тише, Беззвучно, как дымок под крышей
Но только и было, что взгляд издалека
Но только и было, что взгляд издалека, Горячий сияющий взгляд на ходу. В тот
Слова пустые лежат, не дышат
Слова пустые лежат, не дышат, Слова не знают — зачем их пишут, Слова без
Но в сердце твоем я была ведь
Но в сердце твоем я была ведь?- Была: Блаженный избыток, бесценный излишек… — И
Смертный страх перед бумагой белой
Смертный страх перед бумагой белой… Как его рассеять, превозмочь? Как же ты с душою
О, какие мне снились моря
О, какие мне снились моря! Шелестели полынью предгория… Полно, друг. Ты об этом зря,
Судьба за мной присматривала в оба
Судьба за мной присматривала в оба, Чтоб вдруг не обошла меня утрата. Я потеряла
История одного знакомства
Памяти Ю. К. Звонникова Возник из тьмы, Бледнел и близился почти неслышно,- Обломок льда
О сердце человечье, ты все в кровоподтеках
О сердце человечье, ты все в кровоподтеках, Не мучься, не терзайся, отдохни! Ты свыкнешься
Сверчок поет, запрятавшись во тьму
Сверчок поет, запрятавшись во тьму, И песенка его не пустословье,— Не зря сверчит, дай
К своей заветной цели
К своей заветной цели Я так и не пришла. О ней мне птицы пели,
Одна на свете благодать
Одна на свете благодать — Отдать себя, забыть, отдать И уничтожиться бесследно. Один на
Ты говоришь: Я не творила зла
«Ты говоришь: «Я не творила зла…» Но разве ты кого-нибудь спасла? А ведь, кого-то
Какой обильный снегопад в апреле
Какой обильный снегопад в апреле, Как трудно землю покидать зиме! И вновь зима справляет
Оглянусь, окаменею
Оглянусь — окаменею. Жизнь осталась позади. Ночь длиннее, день темнее. То ли будет, погоди.
Ты станешь очевидцем некой тайны
Бредешь в лесу, не думая, что вдруг Ты станешь очевидцем некой тайны, Но все
А ритмы, а рифмы неведомо откуда
А ритмы, а рифмы неведомо откуда Мне под руку лезут, и нету отбоя. Звенит
Акварели Волошина
О, как молодо водам под кистью твоей, Как прохладно луне под спокойной рукой!.. Осиянный
Черный ворон, черный вран
— Черный ворон, черный вран, Был ты вором иль не крал? — Крал, крал.
Черта горизонта
Вот так и бывает: живешь — не живешь, А годы уходят, друзья умирают, И
Что делать, Душа у меня обнищала
Что делать! Душа у меня обнищала И прочь ускользнула. Я что-то кому-то наобещала И
Что ж, если говорить без фальши
Что ж, если говорить без фальши, Ты что ни день — отходишь дальше, Я
Дальнее дерево
От зноя воздух недвижим, Деревья как во сне. Но что же с деревом одним
Дни мелькают
Дни мелькают — чет и нечет, Жизнь осталась позади. Что же сердце рвет и
Домолчаться до стихов
Одно мне хочется сказать поэтам: Умейте домолчаться до стихов. Не пишется? Подумайте об этом,