Я только внешне, только внешне
Я только внешне, только внешне по этой пристани хожу и желтоватые черешни бросаю в
Я товарища хороню
Я товарища хороню. Эту тайну я хмуро храню. Для других он еще живой. Для
Я у рудничной чайной
Я у рудничной чайной, у косого плетня, молодой и отчаянный, расседлаю коня. О железную
Ярмарка в Симбирске
Ярмарка! В Симбирске ярмарка. Почище Гамбурга! Держи карман! Шарманки шамкают, и шали шаркают, и
Заповедь
Бывал и наш народ неправ, когда на гнет не обижался, и гениев своих поправ,
Зашумит ли клеверное поле
Зашумит ли клеверное поле, заскрипят ли сосны на ветру, я замру, прислушаюсь и вспомню,
Женщина особенное море
Женщина всегда чуть-чуть как море, Море в чем-то женщина чуть-чуть Ходят волны где-нибудь в
Жизнь свою
Жизнь свою – за други своя В детстве из былин услышал я: «Жизнь свою
Злость
Мне говорят, качая головой: «Ты подобрел бы. Ты какой-то злой». Я добрый был. Недолго
Процессия с мадонной
В городишке тихом Таормина стройно шла процессия с мадонной. Дым от свеч всходил и
Тревожьтесь обо мне
Тревожьтесь обо мне пристрастно и глубоко. Не стойте в стороне, когда мне одиноко. В
Я хотел бы
Я хотел бы родиться во всех странах, быть беспаспортным, к панике бедного МИДа, всеми
Пролог (Я разный)
Я разный — я натруженный и праздный. Я целе- и нецелесообразный. Я весь несовместимый,
Твоя душа
Неотразимая, ты зимним зимняя! Ты завораживаешь, как замораживаешь! Душа нальделая все ледяней. Что ты
Я комнату снимаю на Сущевской
Я комнату снимаю на Сущевской. Успел я одиночеством пресытиться, и перемены никакой существенной в
Прорыв Боброва
Вихрастый, с носом чуть картошкой,- ему в деревне бы с гармошкой, а он —
Ты большая в любви
Ты большая в любви. Ты смелая. Я — робею на каждом шагу. Я плохого
Я кошелек
Я кошелек. Лежу я на дороге. Лежу один посередине дня. Я вам не виден,
Проснуться было, как присниться
Проснуться было, как присниться, присниться самому себе под вспыхивающие зарницы в поскрипывающей избе. Припомнить
Ты спрашивала шепотом
Ты спрашивала шепотом: «А что потом? А что потом?» Постель была расстелена, и ты
Я люблю тебя больше природы
Я люблю тебя больше природы, ибо ты, как природа сама. Я люблю тебя больше
Рассматривайте временность гуманно
Рассматривайте временность гуманно. На все невечное бросать не надо тень. Есть временность недельного обмана
У римской забытой дороги
У римской забытой дороги недалеко от Дамаска мертвенны гор отроги, как императоров маски. Кольца
Я разлюбил тебя
Я разлюбил тебя… Банальная развязка. Банальная, как жизнь, банальная, как смерть. Я оборву струну
Ревю стариков
В том барселонском знаменитом кабаре встал дыбом зал, как будто шерсть на кабане, и
Уходят матери
Уходят наши матери от нас, уходят потихонечку, на цыпочках, а мы спокойно спим, едой
Я шатаюсь в толкучке столичной
Я шатаюсь в толкучке столичной над веселой апрельской водой, возмутительно нелогичный, непростительно молодой. Занимаю
Саможалость
Что такое на меня напало? Жалость к самому себе и страх, будто вьюга внутрь
В церкви Кошуэты
Не умещаясь в жестких догмах, передо мной вознесена в неблагонравных, неудобных, святых и ангелах
Я сибирской породы
Я сибирской породы. Ел я хлеб с черемшой и мальчишкой паромы тянул, как большой.
Сила страстей
Сила страстей – приходящее дело. Силе другой потихоньку учись. Есть у людей приключения тела.
В магазине
Кто в платке, а кто в платочке, как на подвиг, как на труд, в
Сквер величаво листья осыпал
Сквер величаво листья осыпал. Светало. Было холодно и трезво. У двери с черной вывескою
В вагоне шаркают и шамкают
В вагоне шаркают и шамкают и просят шумно к шалашу. Слегка пошатывает шахматы, а
Поэт в России больше, чем поэт
Молитва перед поэмой Поэт в России — больше, чем поэт. В ней суждено поэтами
Смеялись люди за стеной
Смеялись люди за стеной, а я глядел на эту стену с душой, как с
Вагон
Стоял вагон, видавший виды, где шлаком выложен откос. До буферов травой обвитый, он до
Пора вставать
Пора вставать… Ресниц не вскинуть сонных. Пора вставать… Будильник сам не свой. В окно
Со мною вот что происходит
Белле Ахмадулиной Со мною вот что происходит: ко мне мой старый друг не ходит,
Вальс на палубе
Спят на борту грузовики, спят краны. На палубе танцуют вальс бахилы, кеды. Все на
Последний мамонт
Ступал он трудно по отрогу над ледовитою рекой. Их было раньше, гордых, много, и
Спутница
В большом платке, повязанном наспех поверх смешной шапчонки с помпонами, она сидела на жесткой
Владенья наши царственно-богаты
Владенья наши царственно-богаты, Их красоты не рассказать стиху: В них ручейки, деревья, поле, скаты
Последняя попытка
Последняя попытка стать счастливым, припав ко всем изгибам, всем извивам лепечущей дрожащей белизны и
Среди любовью слывшего
Среди любовью слывшего сплетенья рук и бед ты от меня не слышала, любима или
Волга
Мы русские. Мы дети Волги. Для нас значения полны ее медлительные волны, тяжелые, как
Потеря
Потеряла Россия в России Россию. Она ищет себя, как иголку в стогу, как слепая
Старый друг
Мне снится старый друг, который стал врагом, но снится не врагом, а тем же
Вратарь выходит из ворот
Вот революция в футболе: вратарь выходит из ворот и в этой новой странной роли
При каждом деле есть случайный мальчик
При каждом деле есть случайный мальчик. Таким судьба таланта не дала, и к ним
Свадьбы
О, свадьбы в дни военные! Обманчивый уют, слова неоткровенные о том, что не убьют…