Антимиры
Живет у нас сосед Букашкин, в кальсонах цвета промокашки. Но, как воздушные шары, над
Стихи не пишутся, случаются
Стихи не пишутся — случаются, как чувства или же закат. Душа — слепая соучастница.
Художник и модель
Ты кричишь, что я твой изувер, и, от ненависти хорошея, изгибаешь, как дерзкая зверь,
Бьют женщину
Бьют женщину. Блестит белок. В машине темень и жара. И бьются ноги в потолок,
Грузинские дороги
Вас за плечи держали Ручищи эполетов. Вы рвались и дерзали,— Гусары и поэты! И
Бьет женщина
В чьем ресторане, в чьей стране — не вспомнишь, но в полночь есть шесть
Грузинские базары
Долой Рафаэля! Да здравствует Рубенс! Фонтаны форели, Цветастая грубость! Здесь праздники в будни Арбы
Авось
Описание в сентиментальных документах, стихах и молитвах славных злоключений Действительного Камер-Герра Николая Резанова, доблестных
Гойя
Я — Гойя! Глазницы воронок мне выклевал ворон, слетая на поле нагое. Я —
Говорит мама
Когда ты была во мне точкой (отец твой тогда настаивал), мы думали о тебе,
Футбольное
Левый крайний! Самый тощий в душевой, Самый страшный на штрафной, Бито стекол — боже
Флорентийские факелы
Ко мне является Флоренция, фосфоресцируя домами, и отмыкает, как дворецкий, свои палаццо и туманы.
Фиалки
Боги имеют хобби, бык подкатил к Европе. Пару веков спустя голубь родил Христа. Кто
Есть русская интеллигенция
Есть русская интеллигенция. Вы думали — нет? Есть. Не масса индифферентная, а совесть страны
Эскиз поэмы
I 22-го бросилась женщина из застрявшего лифта, где не существенно — важно в Москве
Для души, северянки покорной
Для души, северянки покорной, и не надобно лучшей из пищ. Брось ей в небо,
Да здравствуют прогулки в полвторого
Да здравствуют прогулки в полвторого, проселочная лунная дорога, седые и сухие от мороза розы
Былина о Мо
Словно гоголевский шнобель, над страной летает Мобель. Говорит пророк с оглобель: «Это Мобель, Мобель,
Баллада точки
«Баллада? О точке?! О смертной пилюле?!.» Балда! Вы забыли о пушкинской пуле! Что ветры
Из Ташкентского репортажа
Помогите Ташкенту! Озверевшим штакетником вмята женщина в стенку. Помогите Ташкенту! Если лес — помоги,
Баллада-диссертация (1963)
Нос растет в течение всей жизни (Из научных источников) Вчера мой доктор произнес: «Талант
Итальянский гараж
Пол — мозаика как карась. Спит в палаццо ночной гараж. Мотоциклы как сарацины или
Баллада 41-го года
Партизанам Керченской каменоломни Рояль вползал в каменоломню. Его тащили на дрова К замерзшим чанам
Сидишь беременная, бледная
Сидишь беременная, бледная. Как ты переменилась, бедная. Сидишь, одергиваешь платьице, И плачется тебе, и
Париж без рифм
Париж скребут. Париж парадят. Бьют пескоструйным аппаратом, Матрон эпохи рококо продраивает душ Шарко! И
Можно и не быть поэтом
Можно и не быть поэтом Но нельзя терпеть, пойми, Как кричит полоска света, Прищемленная
Сибирские бани
Бани! Бани! Двери — хлоп! Бабы прыгают в сугроб. Прямо с пылу, прямо с
Параболическая баллада
Судьба, как ракета, летит по параболе Обычно — во мраке и реже — по
Мотогонки по вертикальной стене
Заворачивая, манежа, Свищет женщина по манежу! Краги — красные, как клешни. Губы крашеные —
Сага (Я тебя никогда не забуду)
Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь. Ты меня никогда не забудешь. Ты
Озеро Свитязь
Опали берега осенние. Не заплывайте. Это омут. А летом озеро — спасение тем, кто
Мордеем, друг, Подруги молодеют
Мордеем, друг. Подруги молодеют. Не горячитесь. Опробуйте своей моделью как «анти» превращается в античность.
Рублевское шоссе
Мимо санатория реют мотороллеры. За рулем влюбленные — как ангелы рублевские. Фреской Благовещенья, резкой
Осень в Сигулде
Свисаю с вагонной площадки, прощайте, прощай мое лето, пора мне, на даче стучат топорами,
Монолог Мерлин Монро
Я Мерлин, Мерлин. Я героиня самоубийства и героина. Кому горят мои георгины? С кем
Римские праздники
В Риме есть обычай в Новый год выбрасывать на улицу старые вещи. Рим гремит,
Оправдываться, не обязательно
Оправдываться — не обязательно. Не дуйся, мы не пара обезьян. Твой разум не поймет
Монолог битника
Бегите — в себя, на Гаити, в костелы, в клозеты, в Египты — Бегите!
Прощание с Политехническим
В Политехнический! В Политехнический! По снегу фары шипят яичницей. Милиционеры свистят панически. Кому там
Охота на зайца
Травят зайца. Несутся суки. Травля! Травля! Сквозь лай и гам. И оранжевые кожухи апельсинами
Маяковский в Париже
Лили Брик на мосту лежит, разутюженная машинами. Под подошвами, под резинами, как монетка зрачок
Правила поведения за столом
Уважьте пальцы пирогом, в солонку курицу макая, но умоляю об одном — не трожьте
Ода сплетникам
Я сплавлю скважины замочные. Клевещущему — исполать. Все репутации подмочены. Трещи, трехспальная кровать! У,
Мама, кто там вверху, голенастенький…
— Мама, кто там вверху, голенастенький — руки в стороны — и парит? —
Пожар в Архитектурном институте
Пожар в Архитектурном! По залам, чертежам, амнистией по тюрьмам — пожар, пожар! По сонному
Ностальгия по настоящему
Я не знаю, как остальные, но я чувствую жесточайшую не по прошлому ностальгию —
Лонжюмо
Авиавступление Посвящается слушателям школы Ленина в Лонжюмо Вступаю в поэму, как в новую пору
Поют негры
Мы — тамтамы гомеричные с глазами горемычными, клубимся, как дымы,— мы… Вы — белы,
Не возвращайтесь к былым возлюбленным
Не возвращайтесь к былым возлюбленным, былых возлюбленных на свете нет. Есть дубликаты — как
Лобная баллада
Их величеством поразвлечься прет народ от Коломн и Клязьм. «Их любовница — контрразведчица англо-шведско-немецко-греческая…»
Последняя электричка
Мальчики с финками, девочки с «фиксами»… Две проводницы дремотными сфинксами… В вагоне спят рабочие,