Точное слово всегда приговор
Точное слово всегда — приговор, даже если оно о любви. Блестит, как нож, хрустит,
Услышав небрежное помер
Услышав небрежное помер, почувствовав стенки аорты, записываю новый номер в телефонную книгу мертвых —
Вспомнить тебя, а не твои фотографии
Вспомнить тебя, а не твои фотографии, вспомнить себя, а не свои дневники, — нет
Зорю бьют
Зорю бьют. Избита в кровь заря, и в штыки её встречают ели. Птицы освистали
Толстые икры правителей
Толстые икры правителей, дам кружева и локоны… Лучшее, что я видела в музеях, —
В ранец тетрадки собраны
В ранец тетрадки собраны, прядки под шапку спрятаны… Память моя, ты добрая, мягкая, деликатная!
Всю зиму ждала весны
Всю зиму ждала весны, и вот — снег начал таять, и так его стало
Тонула
Тонула. За соломинку в глазу чужом хваталась — утешение тонуть вдвоем. А если бы
В райском аду Амура
В райском аду Амура, в дебрях зеркальных затей я, как пуля, как дура, искала
Я дождевой червь
Я дождевой червь, я гений пути, я властелин земли, я глотаю ее, ею поглощенный,
Торчащее обтесать
Торчащее обтесать. Сквозящее углубить. Талант, не мешай писать. Любовь, не мешай любить.
Века закроются как веки
Века закроются как веки, сомкнутся веки как века, и реки слез, и крови реки
Я не вру, а слово врет
Я не вру, а слово врет, фразы складываются косо. Говорю, как будто рот не
Тринадцать дней, и новый год
Тринадцать дней — и новый год состарился. С каким злорадством я волокла на свалку
Вергилий в предсмертном бреду
Вергилий в предсмертном бреду просил сжечь «Энеиду». Блок — «Двенадцать». Успеть сжечь то, что
Я не выброшусь из окна
Я не выброшусь из окна, я не люблю мусор под окном, я ничего не
Трогающему грудь
Трогающему грудь: Знаешь, какою она была? Обнимающему за талию: Знаешь, какою она была? Ложащемуся
Вероотступница, мученица
Вероотступница, мученица раскаянья и стыда, нянчу за пазухой сердце — птенца, выпавшего из гнезда.
Я счастлива, ты одинока
Я счастлива, ты — одинока. Он рядом со мной. Ты — далеко. И лишь
Трудолюбив напарник
Трудолюбив напарник, крови богата руда. Сердце мое, ударник сизифова кап. труда, иррационализатор, автор печальных
Весть обызвестковалась
Весть обызвестковалась. Смерть нашла в моей груди незанятое место и там в клубок свернулась
Я устала тебя провожать
Я устала тебя провожать, Слезы лить перед дальней дорогой, За тебя постоянно дрожать И
Твоя хладность
Твоя хладность — как грелка аппендициту. Твоя страстность — как холециститу лёд. Твоё сердце,
Вижу сырую землю
вижу сырую землю — и хочется играть в ножички вижу сухой асфальт — и
за руку здороваться с рекой
за руку здороваться с рекой целоваться в губы с родником млечный путник коренной покой
Ты рыбачил, я сочиняла
Ты рыбачил, я сочиняла — line — и строка, и леска — леска запутывалась,
Вопрос ребра
Вопрос ребра всегда ребром. Но на хера Адаму дом? Адаму — путь, Адаму —
Зачатая за Полярным кругом
Зачатая за Полярным кругом, выношенная полярной ночью назло черным вьюгам, рвущим дыханье в клочья,
Ты вольно или невольно
Ты вольно или невольно Нас сопоставляешь. И эти твои сравнения Ранят меня вновь и
Ворон на голой ветке
Ворон на голой ветке — гений погребений. Памятники — пометки на полях сражений. Только
Заплетала косички
Заплетала косички, в музыкалку вела. Прививала привычки. Упрямство привила. Бах, Клементи и Черни, приходите
У меня сногсшибательные ноги
У меня сногсшибательные ноги и головокружительная шея, и лёгкое, удобное в носке, не сковывающее
Вот и пришли времена
Вот и пришли времена мать от груди отнимать. Зачем мужчине жена? Помочь оплакивать мать.
Заснула со строкой во рту
Заснула со строкой во рту. Проснулась — нету, проглотила. Потом весь день болел живот.
У святителя вместо спины
У святителя вместо спины штукатурка церковной стены У нечистого вместо спины шоколад глазурованной тьмы
Возлюбленные тени
Возлюбленные тени, как вас много внутри отдельно взятой головы! Так вот что это значит
Здесь лежит постоялец
Здесь лежит постоялец сотни временных мест, безымянный, как палец, одинокий, как перст.
Убежит молоко черёмухи
Убежит молоко черёмухи, и душа босиком убежит по траве, и простятся промахи ей —
Время бежит на время
Время бежит на время. Я бегу просто так за поворот за всеми за четвертной
Зеркало по природе правдиво
Зеркало по природе правдиво, поэтому оно легковерно, поэтому ничего не стоит ввести его в
Учась любовной науке
Учась любовной науке ощупью, методом тыка, подростки сплетают руки. Любовь зовут Эвридика. Иди-ка за
Время течет слева направо
Время течет слева направо — с красной строки до черствой корки. Многих жалко. Многие
Ждать награды, считать удары
Ждать награды, считать удары, сжимать в кармане в часы тревог ключ от рая —
Удержать и думать нечего
Удержать и думать нечего, только — приостановить: утро дотянуть до вечера, вечер за полночь
Время уступать место
Время уступать место тем кто мне уступает место в общественном транспорте в час пик
Жилплощадь
Жилплощадь – площадь жил, покровов, мышц, костей. Гостиниц старожил уже не ждет гостей. Куда
Удобряю ресницы снами
Удобряю ресницы снами. Гуще некуда. Нет длинней. Я-то знаю, что будет с нами. Но
Всходить на костёр Жанною
Всходить на костёр Жанною, взвиваться над ним Лилит… Слёзы — автоматическая противопожарная система. Душа
Жизнь в посудной лавке
Жизнь в посудной лавке… Мы, слоняясь по ней, знали цену ласке, знали: она ценней
Память, дырявый мешок
Память, дырявый мешок, стольких бессонниц напасть! Было ли ей хорошо в час, когда я
Позирую
Позирую. Облик держу на весу. Любимые взгляды цитирую взглядом. Неприватизированную красу Володя Сулягин оформит