Баллада о двадцати шести (С любовью прекрасному художнику Якулову)
Пой песню, поэт, Пой. Ситец неба такой Голубой. Море тоже рокочет Песнь. Их было
Что прошло — не вернуть
Не вернуть мне ту ночку прохладную, Не видать мне подруги своей, Не слыхать мне
Бабушкины сказки
В зимний вечер по задворкам Разухабистой гурьбой По сугробам, по пригоркам Мы идем, бредем
Что это такое
В этот лес завороженный, По пушинкам серебра, Я с винтовкой заряженной На охоту шел
Анна Снегина (поэма)
А. Воронскому 1 «Село, значит, наше — Радово, Дворов, почитай, два ста. Тому, кто
Черный человек
Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась
Алый мрак в небесной черни
Алый мрак в небесной черни Начертил пожаром грань. Я пришел к твоей вечерне, Полевая
Черная, потом пропахшая выть
Черная, потом пропахшая выть! Как мне тебя не ласкать, не любить? Выйду на озеро
Акростих (Рюрику Ивневу)
Радость, как плотвица быстрая, Юрко светит и в воде. Руки могут церковь выстроить И кукушке
Черемуха душистая
Черемуха душистая С весною расцвела И ветки золотистые, Что кудри, завила. Кругом роса медвяная
Ах, метель такая
Ах, метель такая, просто черт возьми! Забивает крышу белыми гвоздьми. Только мне не страшно,
Частушки (о поэтах)
Я сидела на песке У моста высокова. Нету лучше из стихов Александра Блокова. Сделала
Ах, как много на свете кошек
Сестре Шуре Ах, как много на свете кошек, Нам с тобой их не счесть
Чары
В цветах любви весна-царевна По роще косы расплела, И с хором птичьего молебна Поют
1 мая
Есть музыка, стихи и танцы, Есть ложь и лесть… Пускай меня бранят за стансы
Быть поэтом это значит то же
Быть поэтом — это значит то же, Если правды жизни не нарушить, Рубцевать себя
Брату человеку
Тяжело и прискорбно мне видеть, Как мой брат погибает родной. И стараюсь я всех
Богатырский посвист
Грянул гром. Чашка неба расколота. Разорвалися тучи тесные. На подвесках из легкого золота Закачались
Без шапки, с лыковой котомкой
Без шапки, с лыковой котомкой, Стирая пот свой, как елей, Бреду дубравною сторонкой Под
Белая свитка и алый кушак
Белая свитка и алый кушак, Рву я по грядкам зардевшийся мак. Громко звенит за
Белая береза под моим окном
Белая берёза Под моим окном Принакрылась снегом, Точно серебром. На пушистых ветках Снежною каймой
Бельгия
Побеждена, но не рабыня, Стоишь ты гордо без доспех, Осквернена твоя святыня, Зато душа
Батум
Корабли плывут В Константинополь. Поезда уходят на Москву. От людского шума ль Иль от
Голубая родина Фирдуси
Голубая родина Фирдуси, Ты не можешь, памятью простыв, Позабыть о ласковом урусе И глазах
Егорий
В синих далях плоскогорий, В лентах облаков Собирал святой Егорий Белыих волков. «Ой ли,
Чую радуницу Божью
Чую радуницу божью — Не напрасно я живу, Поклоняюсь придорожью, Припадаю на траву. Между
Голубая кофта, Синие глаза
Голубая кофта. Синие глаза. Никакой я правды милой не сказал. Милая спросила: «Крутит ли
Еду, Тихо, Слышны звоны
Еду. Тихо. Слышны звоны Под копытом на снегу. Словно серые вороны Раскричались на лугу.
И. В. Евдокимову (на книгу Березовый ситец)
Сердце вином не вымочу. Милому Евдокимочу, Пока я тих, Эта книга и стих.
Голубая да веселая страна
Голубая да веселая страна. Честь моя за песню продана. Ветер с моря, тише дуй
Дымом половодье зализало ил
Дымом половодье Зализало ил. Желтые поводья Месяц уронил. Еду на баркасе, Тычусь в берега.
И так всегда. За пьяною пирушкой
И так всегда. За пьяною пирушкой, Когда свершается всех дней круговорот, Любой из нас,
Годы молодые с забубенной славой
Годы молодые с забубенной славой, Отравил я сам вас горькою отравой. Я не знаю:
Душа грустит о небесах
Душа грустит о небесах, Она нездешних нив жилица. Люблю, когда на деревах Огонь зеленый
И небо и земля все те же
И небо и земля все те же, Все в те же воды я гляжусь,
Гляну в поле, гляну в небо
Гляну в поле, гляну в небо — И в полях и в небе рай.
Думы
Думы печальные, думы глубокие, Горькие думы, думы тяжелые, Думы, от счастия вечно далекие, Спутники
И надо мной звезда горит
И надо мной звезда горит, Но тускло светится в тумане, И мне широкий путь
Глупое сердце, не бейся
Глупое сердце, не бейся! Все мы обмануты счастьем, Нищий лишь просит участья… Глупое сердце,
Дорогая, сядем рядом
Дорогая, сядем рядом, Поглядим в глаза друг другу. Я хочу под кротким взглядом Слушать
И. Д. Рудинскому (Солнца луч золотой)
Солнца луч золотой Бросил искру свою И своей теплотой Согрел душу мою. И надежда
Где ты, где ты, отчий дом
Где ты, где ты, отчий дом, Гревший спину под бугром? Синий, синий мой цветок,
До свиданья, друг мой, до свиданья
До свиданья, друг мой, до свиданья. Милый мой, ты у меня в груди. Предназначенное
Хулиган
Дождик мокрыми метлами чистит Ивняковый помет по лугам. Плюйся, ветер, охапками листьев,— Я такой
Гаснут красные крылья заката
Гаснут красные крылья заката, Тихо дремлют в тумане плетни. Не тоскуй, моя белая хата,
Девичник
Я надену красное монисто, Сарафан запетлю синей рюшкой. Позовите, девки, гармониста, Попрощайтесь с ласковой
Хорошо под осеннюю свежесть
Хорошо под осеннюю свежесть Душу-яблоню ветром стряхать И смотреть, как над речкою режет Воду
Форма (Своё, Народная)
СВОЕ Цветы на подоконнике, Цветы, цветы. Играют на гармонике, Ведь слышишь ты? Играют на
Деревенская избенка
Ветхая избенка Горя и забот, Часто плачет вьюга У твоих ворот. Часто раздаются За
Хороша была Танюша
Хороша была Танюша, краше не было в селе, Красной рюшкою по белу сарафан на
Этой грусти теперь не рассыпать
Этой грусти теперь не рассыпать Звонким смехом далеких лет. Отцвела моя белая липа, Отзвенел