1-e марта
Дрогнул и грянул безбрежно, Землю сзывая на вече, Колокол силы живой,— Будут от вести
Горная тропа
Лишь высь и глубь!.. Лишь даль кругом… Напрасно Дерзаю взглядом, в полдень, в час
Детские страхи
В нашем доме нет затишья… Жутко в сумраке ночном, Все тужит забота мышья, Мир
Аминь
Опять, венчая круг суровый, Зажглась вечерняя заря, И — верный жрец — до жертвы
Героический марш (Маrсiа eroica)
Памяти Н. Л. Тарасова В снежной пустыне, при бледной луне, Мечется Витязь на белом
Дерево
Тянутся ветви к области горней, К звездам в бестрепетной мгле… Скрыты глубоко темные корни
Аллея
Вьется аллея Вниз под откос, Вся пламенея Алостью роз… Тишью и зноем Парк усыплен…
Фейерверк
У входа в храм венец из терний,— Святая Тень — померк в тени… И
Цветам былого нет забвенья
Цветам былого нет забвенья, И мне, как сон, как смутный зов — Сколь часто!-
Алкание
Нас в мире ждет великое алканье На всех путях… Нас всех томит угрюмое незнанье
Ежой земли
Вскрывались дни, часы цвели — И брел я, в поте и в пыли, На
Чудом тени
Чуть внятно дышит вечер поздний И, дольний довершив предел, Последний миг из часа розни
Альпийский пастух
По высям снегами Увенчанных гор, Как в радостном храме, Блуждает мой взор… По склонам
Когда в твоей слепой дороге
Когда в твоей слепой дороге, Предав твой дух огню тревоги, Твой час над сердцем
Есть волшебные улыбки
Есть волшебные улыбки, Вещий взгляд безмолвных глаз — Как немое пенье скрипки, Уводящей в
Черное солнце
Проходит жизнь в томлении и страхе… Безмерен путь… И каждый миг, как шаг к
Аккорды
В даль из перламутра Кинув трепет звона, Развевает утро Синие знамена… У рассветной двери,
Когда твой час в земной тени
Когда твой час в земной тени Ночь облечет в свои огни, Безмерность жизни оцени…
Есть некое святое принужденье
Есть некое святое принужденье, Насилие, чья пытка благотворна, Как только благо — горький меч
Черное озеро
Валерию Брюсову Из храма гор, из сонной мглы лесной, В отдельном беге каждый одинокий,
Когда, дрожа, я мерю зачастую
Надпись А. А. Альвингу Когда, дрожа, я мерю зачастую Всю дрожь свою, В тебе,
Элегия (Уводит душу час в тени)
Уводит душу час в тени Назад, назад,— Туда, где ярки были дни И цвел
Чередою
Я светлой доли знал немало, И трудной скорби ведал много… Не раз, не раз
Как водопад, дробящийся о скалы
Как водопад, дробящийся о скалы, И громок и красив наш пламенный порыв… И всяк
Элегия (Мысль в разлуке с вещим сном)
Мысль в разлуке с вещим сном… Сердце — в сумраке ночном… Дождь пустынный за
Чем больше в мире я живу
Чем больше в мире я живу, Тем меньше знаю слов — Дух — звездный
Как в круге бытия суровом
Как в круге бытия суровом Ночь следует за днем Иль холод за огнем, Так
Едва они уйдут, борцы и властелины
…Едва они уйдут, борцы и властелины, Как юрко проползет по их следам, как тать,
Часы с кукушкой
Ты все ходишь, маятник железный, То с суровой кротостью, то гневно — Над сокрытой
Как срок дан искре, срок
Как срок дан искре, срок — волне, Так сердце мечется во мне… Вот, алчное,
Дышат бездной сумерки и зори
Дышат бездной сумерки и зори, Две отвечных тайны, ночь и день, В том немом
Час обыкновенный
Едва колебля пламя жизни пленной Сквозь легкий сон души, Плывет-струится час обыкновенный, Как дым
Как снег, повторен цвет полей
Как снег, повторен цвет полей — Отсохшей ветки не жалей, Ни зыбких снов, ни
Дымно тает берег плоский
Дымно тает берег плоский… Весел Кормчий у руля… Еле видимой полоской Обозначилась земля… Вся
Час изменил — цветы солгали
(сборник: Лилия и Серп) Час изменил — цветы солгали, Звон пламени заглох в дыму…
Как бы все те же дни и зори
Как бы все те же дни и зори, Но каждый миг, едва взойдя, уже
Духу живому
Есть жизнь и смерть лишь в мнимых гранях праха. Есть только жизнь в пылании
Быстротечность
Час — как легкая стрела… Миг в нем — будто взмах крыла… Вспыхнул свет,
Из тени в свет
То опьяненный синевой Плетусь стезею кочевой… То вновь, в докучной полумгле, Влачу свой жребий
Дробление
Как бы ни цвел неизмеримо В пыланьи мира каждый миг, В нем, тайным страхом
Брось свой кров, очаг свой малый
Брось свой кров, очаг свой малый, Сон в тоскующей груди, И громады скал на
Хвала рабам
В борьбе веков велик ваш долг суровый, Влачащие ярмо земли сердца, Бездольные избранники христовы,
Древнее сказание
Вначале был лишь сон весенний И тишина, И не вскрывался трепет тени В судьбе
Безмолвие
Я в жизни верую в значенье Молитв, сокрытых тишиной, И в то, что мысль
Грустный вальс
Под сонное пенье фагота Усталые пары скользят… И холод, и боль, и забота В
Дневное сияние
В полдневный час, целуя алчно землю, С молитвенной и трепетной тоской Я славлю мир,
Беспечность
Мой день певуче-безмятежен, Мой час, как облачко, плывет И то, что вечер неизбежен, Меня
Грохот мига
Грохот мига… Тишь столетий… Вешний час, воскресший вдруг… Сладко сердцу быть на свете! Все
Длятся — тлеют глухо
Длятся — тлеют глухо Дни в немых стенах, Где о царстве Духа Молится монах.
Бедная сказка
Тихо пело время… В мире ночь была Бледной лунной сказкой ласкова, светла… В небе
Лесной водопад
Пробил час зеркальной глади, И беспечный сон речной Заметался в водопаде, Став дрожащею волной!