Я тут недавно встретила свое прошлое
Я тут недавно встретила свое прошлое — оно все так же сидит перед компьютером
Залезть бы под одеяло
Залезть бы под одеяло, забраться под одеяло и жить там, под одеялом, пока из-под
Замылим, потом замолим
Замылим, потом замолим, в сонате одни бемоли, в кабак ли сейчас, домой ли? В
Здравствуйте, едьте к сетям рыбачьим
Здравствуйте, едьте к сетям рыбачьим, то есть, простите, к чертям собачьим, то есть, простите,
Зима застыла среди теней
Зима застыла среди теней, завязла в сырой дремоте, я собираю в ладони дни, стараясь
Третий лишний
Третий лишний, говорят, третий лишний, книжный, скучный, говорят, мешаюший, длинный такой нафталинный третий, говорящий
Я сижу на крыше пялюсь в панораму
Как всегда бывает, когда всё близко, на земле, имеющей форму диска, как всегда, почти
Трилогия перед годом (Цепочка ассоциаций)
Нет, не то чтобы надоели, но утомили, ни на шаг от них не уйдешь,
Ты будешь шкипером, боцманом, черт-те кем
Ты будешь шкипером, боцманом, черт-те кем, ты там, где над головой паруса дрожат, ты
Ты рисуй, девочка, небо пошире
Ты рисуй, девочка, небо пошире, солнышко глазастое желти, не жалея, дети девяностых стали большими,
Ты стони над ней, ты плачь по ночам над ней
Ты стони над ней, ты плачь по ночам над ней, или что там еще
Тяжело деревьям зимой
Тяжело деревьям зимой, снег ломает ветки в лесу, Где ты, брат возлюбленный мой, я
У нее глаза, в глазах ручьи, всем бы хороши
У нее глаза, в глазах ручьи, всем бы хороши, да вот ничьи, у нее
В этом городе птичий полет шелестит быстролистыми кленами
В этом городе птичий полет шелестит быстролистыми кленами, В этом городе море поет, тычет
В восьмом классе
В восьмом классе Мы начали изучать химию, Там рассказали, что если что-то нагреть, Оно
Вечер большого дня
Он устает, конечно, but nothing special, Молод, а дослужился уже До вице- Да, он
Вот допустим, ему шесть
Вот допустим, ему шесть, ему подарили новенький самокат. Практически взрослый мальчик, талантлив и языкат.
Все не то чтобы исчезло
Все не то чтобы исчезло — но замерло, голова от не-движенья — немеет. Но
Я читаю рассказы
Я читаю рассказы, И в них рассказывают обо мне, О чем я постоянно думаю.
Там, где ветер вычищен, свеж, черняв
Там, где ветер вычищен, свеж, черняв, Там, где желтое солнце хрустит поджаристо, Господи, верни
Я этой ночью уйду, не спи
Я этой ночью уйду — не спи И дверь закрытой держи. На шее крестик
Театр-весна
Некуда подорваться, некуда воспарить Кукольник — в резервации, не с кем поговорить. Кукольник сочиняет,
Я лежу на горе, на высокой горе
Здравствуй, меня зовут Элизабет фон Вайскатце, но обычно Красотка Эл. Я умею попрошайничать и
Темное время — богато сделками
Темное время — богато сделками, Все истерики на кону. Елена подходит спросонья к зеркалу
Я работаю солнечной батареей
Я работаю солнечной батареей, я в кармане оранжевом солнце грею, чтоб оно на небо
Слишком уж зол ветер
Слишком уж зол ветер, катится мир с откоса, Маленький и круглый. Знаешь, я стала
Слушай, я знаю, трогано-перетрогано
Слушай, я знаю, трогано-перетрогано, истины прописные на пол-листа. Раньше, Маринка, я обращалась к Богу,
Снова current
1. Я обрастаю вещами, фруктами и овощами. Хлебом, подушками, сором, утром, халатиком сонным. Я
Сосны иголками гладят небо
Сосны иголками гладят небо, солнце в ветвях тая, Старый солидный крот под корнями учит
Такие слишком медовые эти луны
Такие слишком медовые эти луны, такие звезды — острые каблуки, меня трясет от каждого
Хочешь вдохнуть свободы — так топай лесом
Из-под ног живая и невредимая взлетела коричневая бабочка и закружилась в вышине. Это было
Москва-сухуми
Но март пришел, июнь не за горами, отчаянный, горячий, длиннохвостый, не знающий ни страха,
Понимаете, автобусы не летают
Понимаете, автобусы не летают, И троллейбусы не летают, И даже желтые измученные асфальтовые катки
Ходят катера по Малой Невке
Ходят катера по Малой Невке, Дышит сонным воздухом Израиль… Летку-енку пляшет девка Евка Сразу
Не бойся, милый
Не бойся, милый, это как смерть из телека, воскреснешь, вылезешь где-нибудь через век, ведь
Поперек
(current mood No N) Ты думаешь, что тебе уже тридцать лет, что ты большой
И если Богу нужны гимнасты
И если Богу нужны гимнасты — он точно выберет нас с тобой, таких крикливых
Не прошу тебя о наградах
Не прошу тебя о наградах, Дай мне только, Господи, сына… Трудится в саду виноградарь,
Пой мне еще, что я могу изменить
Не колышется, не шевелится, не подвинется, у зимы ввиду, у снега на поводу, слышь,
И когда ты будешь плакать
И когда ты будешь плакать, что скоро двадцать, то есть четверть жизни вылетела в
Невозможно держать в памяти все человечество
Невозможно держать в памяти все человечество. Это — как увидеть завтрашнюю еду в только
Пригорюнилась, похудела, или, может, стряслась беда
Пригорюнилась, похудела, или, может, стряслась беда? Это очень смешное дело — выйти из дому
И кстати, еще бывает уездный гор
И кстати, еще бывает уездный гор., точнее, уездный N. — не об этом речь.
Никто меня не толкал
Никто меня не толкал, не бил меня по рукам, изящно не намекал, и яда
Про ангелов
Восьмого мая они просыпаются среди ночи. Старший из них говорит: «Черемуха зацветает» Средний из
Иди по апрелю, по синим лужам
Иди по апрелю, по синим лужам, по желтому солнцу, по красным крышам, Иди, для
Ночным захлебнувшись соком
Ночным захлебнувшись соком, Бессонница бьет в висок мой Вопросами о высоком По классике —
Ретроспектива
Сашке. Вцепляешься в руку — подожди еще пять минут, Долго стоишь перед зеркалом, треплешь
Какое там говорить. Я дышу с трудом
Какое там говорить! Я дышу с трудом. Какое там подожди! Все часы стоят. Во
Ну что я могу ответить
Ну что я могу ответить? Глаза сухи, Улыбка ласкова, голос — хоть на парад.
Рыбный вальсок
Позови меня, брат, позови меня, ласковый брат, Мы пойдем по дороге туда, где пылает