Вечерний бар
В глуши бутылочного рая, Где пальмы высохли давно, Под электричеством играя, В бокале плавало
Венчание плодами
Плоды Мичурина, питомцы садовода, Взращенные усильями народа, Распределенные на кучи и холмы, Как вы
Во многом знании немалая печаль
Во многом знании — немалая печаль, Так говорил творец Экклезиаста. Я вовсе не мудрец,
Вопросы к морю
Хочу у моря я спросить, Для чего оно кипит? Пук травы зачем висит, Между
Воздушное путешествие
В крылатом домике, высоко над землей, Двумя ревущими моторами влекомый, Я пролетал вчера дорогой
Возвращение с работы
Вокруг села бродили грозы, И часто, полные тоски, Удары молнии сквозь слезы Ломали небо
Все, что было в душе
Все, что было в душе, все как будто опять потерялось, И лежал я в
Я не ищу гармонии в природе
Я не ищу гармонии в природе. Разумной соразмерности начал Ни в недрах скал, ни
Тбилисские ночи
Отчего, как восточное диво, Черноока, печальна, бледна, Ты сегодня всю ночь молчаливо До рассвета
Я шел сквозь рощу, Ночь легла
Я шел сквозь рощу. Ночь легла Вдоль по траве, как мел бела. Торчком кусты
Торжество земледелия
Нехороший, но красивый, Это кто глядит на нас? То Мужик неторопливый Сквозь очки уставил
Я трогал листы эвкалипта
Я трогал листы эвкалипта И твердые перья агавы, Мне пели вечернюю песню Аджарии сладкие
Творцы дорог
1 Рожок поет протяжно и уныло,— Давно знакомый утренний сигнал! Покуда медлит сонное светило,
Я воспитан природой суровой
Я воспитан природой суровой, Мне довольно заметить у ног Одуванчика шарик пуховый, Подорожника твердый
У гробницы Данте
Мне мачехой Флоренция была, Я пожелал покоиться в Равенне. Не говори, прохожий, о измене,
Засуха
О солнце, раскаленное чрез меру, Угасни, смилуйся над бедною землей! Мир призраков колеблет атмосферу,
Уступи мне, скворец, уголок
Уступи мне, скворец, уголок, Посели меня в старом скворешнике. Отдаю тебе душу в залог
Зеленый луч
Золотой светясь оправой С синим морем наравне, Дремлет город белоглавый, Отраженный в глубине. Он
В этой роще березовой
В этой роще березовой, Вдалеке от страданий и бед, Где колеблется розовый Немигающий утренний
Жена
Откинув со лба шевелюру, Он хмуро сидит у окна. В зеленую рюмку микстуру Ему
В жилищах наших
В жилищах наших Мы тут живём умно и некрасиво. Справляя жизнь, рождаясь от людей,
Вечер на Оке
В очарованье русского пейзажа Есть подлинная радость, но она Открыта не для каждого и
Медленно земля поворотилась
Медленно земля поворотилась В сторону, несвойственную ей, Белым светом резко озарилась, Выделила множество огней.
Одиссей и Сирены
Однажды аттическим утром С отважной дружиною всей Спешил на кораблике утлом В отчизну свою
Седов
Он умирал, сжимая компас верный. Природа мертвая, закованная льдом, Лежала вкруг него, и солнца
Меркнут знаки зодиака
Меркнут знаки Зодиака Над просторами полей. Спит животное Собака, Дремлет птица Воробей. Толстозадые русалки
Офорт
И грянул на весь оглушительный зал: «Покойник из царского дома бежал!» Покойник по улицам
Шакалы
Среди черноморских предгорий, На первой холмистой гряде, Высокий стоит санаторий, Купая ступени в воде.
Морская прогулка
На сверкающем глиссере белом Мы заехали в каменный грот, И скала опрокинутым телом Заслонила
Осенние пейзажи
1. Под дождём Мой зонтик рвется, точно птица, И вырывается, треща. Шумит над миром
Сказка о кривом человечке
На маленьком стуле сидит старичок, На нем деревянный надет колпачок. Сидит он, качаясь и
Можжевеловый куст
Я увидел во сне можжевеловый куст, Я услышал вдали металлический хруст, Аметистовых ягод услышал
Осенний клен
Осенний мир осмысленно устроен И населен. Войди в него и будь душой спокоен, Как
Сквозь волшебный прибор Левенгука
Сквозь волшебный прибор Левенгука На поверхности капли воды Обнаружила наша наука Удивительной жизни следы.
На лестницах
Коты на лестницах упругих, Большие рыла приподняв, Сидят, как Будды, на перилах, Ревут, как
Отдых
Вот на площади квадратной Маслодельня, белый дом! Бык гуляет аккуратный, Чуть качая животом. Дремлет
Смерть врача
В захолустном районе, Где кончается мир, На степном перегоне Умирал бригадир. То ли сердце
На рынке
В уборе из цветов и крынок Открыл ворота старый рынок. Здесь бабы толсты, словно
Пекарня
В волшебном царстве калачей, Где дым струится над пекарней, Железный крендель, друг ночей, Светил
Старая актриса
В позолоченной комнате стиля ампир, Где шнурками затянуты кресла, Театральной Москвы позабытый кумир И
Начало осени
Старухи, сидя у ворот, Хлебали щи тумана, гари. Тут, торопясь на завод, Шел переулком
Петухи поют
На сараях, на банях, на гумнах Свежий ветер вздувает верхи. Изливаются в возгласах трубных
Старая сказка
В этом мире, где наша особа Выполняет неясную роль, Мы с тобою состаримся оба,
Как мыши с котом воевали
Жил-был кот, Ростом он был с комод, Усищи — с аршин, Глазищи — с
Народный дом
Народный Дом, курятник радости, Амбар волшебного житья, Корыто праздничное страсти, Густое пекло бытия! Тут
Подмосковные рощи
Жучок ли точит древесину Или скоблит листочек тля, Сухих листов своих корзину Несет мне
Стирка белья
В стороне от шоссейной дороги, В городишке из хаток и лип, Хорошо постоять на
Клялась ты до гроба
Клялась ты — до гроба Быть милой моей. Опомнившись, оба Мы стали умней. Опомнившись,
Некрасивая девочка
Среди других играющих детей Она напоминает лягушонка. Заправлена в трусы худая рубашонка, Колечки рыжеватые
Поэма весны
Ты и скрипку с собой принесла, И заставила петь на свирели, И, схватив за
Когда вдали угаснет свет дневной
Когда вдали угаснет свет дневной И в черной мгле, склоняющейся к хатам, Всё небо