Здравствуй
Сердцем, совестью, дыханьем, Всею жизнью говорю тебе: «Здравствуй, здравствуй. Пробил час свиданья, Светозарный час
Знаю, чем меня пленила
Знаю, чем меня пленила жизнь моя, красавица,— одарила страшной силой, что самой не справиться.
Знаю, знаю, в доме каменном
Знаю, знаю — в доме каменном Судят, рядят, говорят О душе моей о пламенной,
Вот затихает, затихает
Вот затихает, затихает и в сумерки ютится день. Я шепотом перебираю названья дальних деревень.
Я знала мир без красок и без цвета
Я знала мир без красок и без цвета. Рукой, протянутой из темноты, нащупала случайные
Все пою чужие песни
Все пою чужие песни о чужой любви-разлуке. О своей — неинтересно, только больше станет
Заметь, заметь, Как легчает сердце
Заметь, заметь! Как легчает сердце, Если не подумать о себе, Если белое свистит и
Второе письмо на Каму
…Вот я снова пишу на далекую Каму, Ставлю дату: двадцатое декабря. Как я счастлива,
Второй разговор с соседкой
Дарья Власьевна, соседка, здравствуй. Вот мы встретились с тобой опять. В дни весны желанной
Взял неласковую, угрюмую
Взял неласковую, угрюмую, с бредом каторжным, с темной думою, с незажившей тоскою вдовьей, с
Я буду сегодня с тобой говорить
…Я буду сегодня с тобой говорить, товарищ и друг мой ленинградец, о свете, который
Украина
Ты с детства мне в сердце вошла, Украина, пленительной ночью под рождество, душевною думой
Я говорю с тобой под свист снарядов
…Я говорю с тобой под свист снарядов, угрюмым заревом озарена. Я говорю с тобой
В день шестидесятилетия
Не только в день этот праздничный в будни не позабуду: живет между нами сказочник,
Я иду по местам боев
Я иду по местам боев. Я по улице нашей иду. Здесь оставлено сердце мое
В доме Павлова
В твой день мело, как десять лет назад. Была метель такой же, как в
Я люблю сигнал зелёный
Я люблю сигнал зелёный, знак свободного пути. Нелюбимой, невлюбленной, хорошо одной брести. Снег легчайший
В ложе Цимлянского моря
Как здесь прекрасно, на морском просторе, на новом, осиянном берегу Но я видала все,
Я никогда не напишу такого
Я никогда не напишу такого В той потрясенной, вещей немоте ко мне тогда само
В Сталинграде
Здесь даже давний пепел так горяч, что опалит — вдохни, припомни, тронь ли… Но ты, ступая
Я сердце свое никогда не щадила
Я сердце свое никогда не щадила: ни в песне, ни в дружбе, ни в
Вечерняя станция
Вечерняя станция. желтая заря… По перрону мокрому я ходила зря. Никого не встречу я,
Я так боюсь, что всех, кого люблю
Я так боюсь, что всех, кого люблю, утрачу вновь… Я так теперь лелею и
Во имя лучшего слова
Во имя лучшего слова, одного с тобою у нас, ты должен влюбиться снова, сказать
Я так хочу, так верю, так люблю
Друзья твердят: «Все средства хороши, чтобы спасти от злобы и напасти хоть часть Трагедии,
Воспоминание (И вот в лицо пахнуло земляникой)
И вот в лицо пахнуло земляникой, смолистым детством, новгородским днем… В сырой канавке, полной
Я тайно и горько ревную
Я тайно и горько ревную, угрюмую думу тая: тебе бы, наверно, иную — светлей
Воспоминание (Точно детство вернулось)
Точно детство вернулось и — в школу. Завтрак, валенки, воробьи… Это первый снег. Это
Я уеду
Я уеду, я уеду по открытию воды!.. Не ищи меня по следу — смоет
Вот я выбирала для разлуки
Вот я выбирала для разлуки самые печальные слова. На прощанье многим жала руки, с
Я все оставляю тебе при уходе
Я все оставляю тебе при уходе: все лучшее в каждом промчавшемся годе. Всю нежность
Потеряла я вечером слово
Потеряла я вечером слово, что придумала для тебя. Начинала снова и снова эту песнь
Сейчас тебе всё кажется тобой
Сейчас тебе всё кажется тобой: и треугольный парус на заливе, и стриж над пропастью,
Твой путь
I …И все осталось там — за белым-белым, за тем январским ледовитым днем. О,
Потом была Война
…Потом была Война… И мы, как надо, как Родина велела, шли в бои. И
Сибиринка
Я вернулась, миленький, на короткий срок, а в глазах — сибиринка, таежный огонек. Тот,
Твоя молодость
Будет вечер — тихо и сурово О военной юности своей Ты расскажешь комсомольцам новым
Придешь, как приходят слепые
Придешь, как приходят слепые: на ощупь стукнешь, слегка. Лицо потемнело от пыли, впадины на
Сиделка
Ночная, горькая больница, палаты, горе, полутьма… В сиделках — Жизнь, и ей не спится
Ты будешь ждать
Ты будешь ждать, пока уснут, окостенеют окна дома, и бледных вишен тишину нарушит голос
Призывная
Песенкой надрывною очертивши темя, гуляли призывники остатнее время. Мальчишечки русые — все на подбор,
Синеглазый мальчик, синеглазый
Синеглазый мальчик, синеглазый, ни о чем не спрашивай пока. У меня угрюмые рассказы, песенка
Ты слышишь ли
Ты слышишь ли? Живой и влажный ветер в садах играет, ветки шевеля! Ты помнишь
Прости, но я сегодня не с тобой
…Прости, но я сегодня не с тобой. Я с тем, кого увидеть не надеюсь.
Словно строфы
Словно строфы — недели и дни в Ленинграде, мне заглавья запомнить хотя б: «Прибыл
Ты у жизни мною добыт
Ты у жизни мною добыт, словно искра из кремня, чтобы не расстаться, чтобы ты
Простите бедность этих строк
Простите бедность этих строк, но чем я суть их приукрашу? Я так горжусь, что
Слышала, приедешь к нам не скоро ты
Слышала — приедешь к нам не скоро ты. Говорят товарищи: не ждем. Брошу все.
Ты в пустыню меня послала
Ты в пустыню меня послала,- никаких путей впереди. Ты оставила и сказала: — Проверяю
Пусть голосуют дети
Я в госпитале мальчика видала. При нём снаряд убил сестру и мать. Ему ж
Сталинграду
Мы засыпали с думой о тебе. Мы на заре включали репродуктор, чтобы услышать о