Здравствуй
Сердцем, совестью, дыханьем, Всею жизнью говорю тебе: «Здравствуй, здравствуй. Пробил час свиданья, Светозарный час
Знаю, чем меня пленила
Знаю, чем меня пленила жизнь моя, красавица,— одарила страшной силой, что самой не справиться.
Знаю, знаю, в доме каменном
Знаю, знаю — в доме каменном Судят, рядят, говорят О душе моей о пламенной,
Вечерняя станция
Вечерняя станция. желтая заря… По перрону мокрому я ходила зря. Никого не встречу я,
Я так боюсь, что всех, кого люблю
Я так боюсь, что всех, кого люблю, утрачу вновь… Я так теперь лелею и
Во имя лучшего слова
Во имя лучшего слова, одного с тобою у нас, ты должен влюбиться снова, сказать
Я так хочу, так верю, так люблю
Друзья твердят: «Все средства хороши, чтобы спасти от злобы и напасти хоть часть Трагедии,
Воспоминание (И вот в лицо пахнуло земляникой)
И вот в лицо пахнуло земляникой, смолистым детством, новгородским днем… В сырой канавке, полной
Я тайно и горько ревную
Я тайно и горько ревную, угрюмую думу тая: тебе бы, наверно, иную — светлей
Воспоминание (Точно детство вернулось)
Точно детство вернулось и — в школу. Завтрак, валенки, воробьи… Это первый снег. Это
Я уеду
Я уеду, я уеду по открытию воды!.. Не ищи меня по следу — смоет
Вот я выбирала для разлуки
Вот я выбирала для разлуки самые печальные слова. На прощанье многим жала руки, с
Я все оставляю тебе при уходе
Я все оставляю тебе при уходе: все лучшее в каждом промчавшемся годе. Всю нежность
Вот затихает, затихает
Вот затихает, затихает и в сумерки ютится день. Я шепотом перебираю названья дальних деревень.
Я знала мир без красок и без цвета
Я знала мир без красок и без цвета. Рукой, протянутой из темноты, нащупала случайные
Все пою чужие песни
Все пою чужие песни о чужой любви-разлуке. О своей — неинтересно, только больше станет
Заметь, заметь, Как легчает сердце
Заметь, заметь! Как легчает сердце, Если не подумать о себе, Если белое свистит и
Второе письмо на Каму
…Вот я снова пишу на далекую Каму, Ставлю дату: двадцатое декабря. Как я счастлива,
Второй разговор с соседкой
Дарья Власьевна, соседка, здравствуй. Вот мы встретились с тобой опять. В дни весны желанной
Взял неласковую, угрюмую
Взял неласковую, угрюмую, с бредом каторжным, с темной думою, с незажившей тоскою вдовьей, с
Я буду сегодня с тобой говорить
…Я буду сегодня с тобой говорить, товарищ и друг мой ленинградец, о свете, который
Украина
Ты с детства мне в сердце вошла, Украина, пленительной ночью под рождество, душевною думой
Я говорю с тобой под свист снарядов
…Я говорю с тобой под свист снарядов, угрюмым заревом озарена. Я говорю с тобой
В день шестидесятилетия
Не только в день этот праздничный в будни не позабуду: живет между нами сказочник,
Я иду по местам боев
Я иду по местам боев. Я по улице нашей иду. Здесь оставлено сердце мое
В доме Павлова
В твой день мело, как десять лет назад. Была метель такой же, как в
Я люблю сигнал зелёный
Я люблю сигнал зелёный, знак свободного пути. Нелюбимой, невлюбленной, хорошо одной брести. Снег легчайший
В ложе Цимлянского моря
Как здесь прекрасно, на морском просторе, на новом, осиянном берегу Но я видала все,
Я никогда не напишу такого
Я никогда не напишу такого В той потрясенной, вещей немоте ко мне тогда само
В Сталинграде
Здесь даже давний пепел так горяч, что опалит — вдохни, припомни, тронь ли… Но ты, ступая
Я сердце свое никогда не щадила
Я сердце свое никогда не щадила: ни в песне, ни в дружбе, ни в
Подводная лодка уходит в поход
Подводная лодка уходит в поход в чужие моря и заливы. Ее провожают Кронштадт и
Ребенок
1 Среди друзей зеленых насаждений я самый первый, самый верный друг. Листвы, детей и
Ташкентские стихи
Есть в сердце Средней Азии чертог. Кто видел, тот забыть его не смог. Нет,
Покуда небо сумрачное меркнет
Покуда небо сумрачное меркнет, мой дальний друг, прислушайся, поверь. Клянусь тебе, клянусь, что мы
Романс стойкого оловянного солдатика
1 В синем сапоге, на одной ноге, я стою пред комнаткой твоей… Буки не боюсь, не
Трагедия всех трагедий
Прошло полгода молчанья с тех пор, как стали клубиться в жажде преображенья, в горячей
Полковник ехал на гнедом коне
Полковник ехал на гнедом коне, на тонконогом, взмыленном, атласном. Вся грудь бойца горела, как
Сегодня вновь растрачено души
Сегодня вновь растрачено души на сотни лет, на тьмы и тьмы ничтожеств… Хотя бы часть
Третье письмо на Каму
…О дорогая, дальняя, ты слышишь? Разорвано проклятое кольцо! Ты сжала руки, ты глубоко дышишь,
Полуночная
Маятник шатается, полночь настает, в доме просыпается весь ночной народ. Что там зашуршало, что
Семья
Недосыпали. В семь часов кормленье. Ребенок розовый и мокрый просыпался, и шло ночное чмоканье,
Третья зона, дачный полустанок
…Третья зона, дачный полустанок, у перрона — тихая сосна. Дым, туман, струна звенит в
Порука
У нас еще с три короба разлуки, ночных перронов, дальних поездов. Но, как друзья, берут
Севастополю
О, скорбная весть — Севастополь оставлен… Товарищи, встать, как один, перед ним, пред городом
Триптих 1949 года
1 Я не люблю за мной идущих следом по площадям и улицам. Мой путь
Потеряла я вечером слово
Потеряла я вечером слово, что придумала для тебя. Начинала снова и снова эту песнь
Сейчас тебе всё кажется тобой
Сейчас тебе всё кажется тобой: и треугольный парус на заливе, и стриж над пропастью,
Твой путь
I …И все осталось там — за белым-белым, за тем январским ледовитым днем. О,
Потом была Война
…Потом была Война… И мы, как надо, как Родина велела, шли в бои. И
Сибиринка
Я вернулась, миленький, на короткий срок, а в глазах — сибиринка, таежный огонек. Тот,