14-ое декабря 1825
Вас развратило Самовластье, И меч его вас поразил, — И в неподкупном беспристрастье Сей
12-ое апреля 1865 (Все решено)
Все решено, и он спокоен, Он, претерпевший до конца,— Знать, он пред богом был
11 мая 1869 (Нас всех, собравшихся)
Нас всех, собравшихся на общий праздник снова, Учило нынче нас евангельское слово В своей
1 декабря 1837
Так здесь-то суждено нам было Сказать последнее прости… Прости всему, чем сердце жило, Что,
Фёдор Тютчев — Есть и в моём страдальческом застое
Есть и в моём страдальческом застое Часы и дни ужаснее других… Их тяжкий гнёт,
De ces frimas, de ces deserts
De ces frimas, de ces deserts La-bas, vers cette mer qui brille, Allez-vous en,
Брат, столько лет сопутствовавший мне
Брат, столько лет сопутствовавший мне, И ты ушел — куда мы все идем, И
29 января 1837
Из чьей руки свинец смертельный Поэту сердце растерзал? Кто сей божественный фиал Разрушил, как
Давно ль, давно ль, о Юг блаженный
Давно ль, давно ль, о Юг блаженный, Я зрел тебя лицом к лицу —
Близнецы
Есть близнецы — для земнородных Два божества,- то Смерть и Сон, Как брат с
23 Ноября 1865 г (Нет дня, чтобы душа не ныла)
Нет дня, чтобы душа не ныла, Не изнывала б о былом — Искала слов,
Давно известная всем дура
Давно известная всем дура — Неугомонная цензура Кой-как питает нашу плоть — Благослови ее
Безумие
Там, где с землею обгорелой Слился, как дым, небесный свод,- Там в беззаботности веселой
23 Fevrier 1861
La vieille Hecube, helas, trop longtemps eprouvee, Apres tant de revers et de calamites,
Да, вы сдержали ваше слово
Да, вы сдержали ваше слово: Не двинув пушки, ни рубля, В свои права вступает
Бессонница (Ночной момент)
Ночной порой в пустыне городской Есть час один, проникнутый тоской, Когда на целый город
19-ое февраля 1864 (И тихими последними шагами)
И тихими последними шагами Он подошел к окну. День вечерел И чистыми, как благодать,
Comme en aimant le coeur devient pusillanime
Comme en aimant le coeur devient pusillanime, Que de tristesse au fond et d’angoisse
Бедный Лазарь, Ир убогой
Бедный Лазарь, Ир убогой, И с усильем и тревогой К вам пишу, с одра
1856 (Стоим мы слепо)
Стоим мы слепо пред Судьбою, Не нам сорвать с нее покров… Я не свое
Чуть брезжит в небе месяц светозарный
В толпе людей, в нескромном шуме дня Порой мой взор, движенья, чувства, речи Твоей
Австрийский царь привык забавить
Австрийский царь привык забавить Собой и други и враги — Неаполь нос ему приставит,
17-ое апреля 1818
На первой дней моих заре То было рано поутру в Кремле, То было в
Что ты клонишь над водами
Что ты клонишь над водами, Ива, макушку свою? И дрожащими листами, Словно жадными устами,
Арфа скальда
О арфа скальда! Долго ты спала В тени, в пыли забытого угла; Но лишь
15 Июля 1865 г
Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло С того блаженно-рокового дня, Как душу всю свою она
Чертог Твой, Спаситель, я вижу украшен
Чертог Твой, Спаситель, я вижу украшен, Но одежд не имею, да вниду в него.
Анненковой
И в нашей жизни повседневной Бывают радужные сны, В край незнакомый, в мир волшебный,
14-ое февраля 1869
Великий день Кирилловой кончины — Каким приветствием сердечным и простым Тысячелетней годовщины Святую память
Через ливонские я проезжал поля
Через ливонские я проезжал поля, Вокруг меня все было так уныло… Бесцветный грунт небес,
Анненковой (D’une fille du Nord, chetive et languissante)
D’une fille du Nord, chetive et languissante, Eclose a l’ombre des forets, Vous, en
Чему молилась ты с любовью
Чему молилась ты с любовью, Что как святыню берегла, Судьба людскому суесловью На поруганье
Александру Второму
Ты взял свой день… Замеченный от века Великою господней благодатью — Он рабский образ
Чему бы жизнь нас не учила
Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса: Есть нескудеющая сила,
Альпы
Сквозь лазурный сумрак ночи Альпы снежные глядят — Помертвелые их очи Льдистым ужасом разят
Чехам от московских славян
На ваши, братья, празднества?, Навстречу вашим ликованьям, Навстречу вам идет Москва С благоговейным упованьем.
Ah, quelle meprise
Ah, quelle meprise — Incroyable et profonde! Ma fille rose, ma fille blonde Qui
День православного Востока
День православного Востока, Святись, святись, великий день, Разлей свой благовест широко И всю Россию
Чародейкою Зимою околдован лес стоит
Чародейкою Зимою Околдован, лес стоит — И под снежной бахромою, Неподвижною, немою, Чудной жизнью
А. С. Долгорукой
Un charme vit en elle — irresistible et pur, Un charme de mystere et
День и ночь
На мир таинственный духов, Над этой бездной безымянной, Покров наброшен златотканный Высокой волею богов.
Cache-cache
Вот арфа ее в обычайном углу, Гвоздики и розы стоят у окна, Полуденный луч
А. Н. М.
Нет веры к вымыслам чудесным, Рассудок все опустошил И, покорив законам тесным И воздух,
Декабрьское утро
На небе месяц — и ночная Еще не тронулася тень, Царит себе, не сознавая,
Бывают роковые дни
Бывают роковые дни Лютейшего телесного недуга И страшных нравственных тревог; И жизнь над нами
А. Ф. Гильфердингу
Спешу поздравить с неудачей: Она — блистательный успех, Для вас почетна наипаче И назидательна
De son crayon inimitable
De son crayon inimitable Pour meriter un mot, une virgule, un trait Un diable
Британский леопард
Британский леопард За что на нас сердит? И машет все хвостом, И гневно так
А.А. Фету (Тебе сердечный мой поклон)
Тебе сердечный мой поклон И мой, каков ни есть, портрет, И пусть, сочувственный поэт,
Итальянская вилла
И распростясь с тревогою житейской И кипарисной рощей заслонясь — Блаженной тенью, тенью элисейской
Харон и Каченовский
Харон. Неужто, брат, из царства ты живых — Но ты так сух и тощ.