Февраль (Гудела земля от мороза и вьюг)
Гудела земля от мороза и вьюг, Корявые сосны скрипели, По мерзлым окопам с востока
51
На Колчака! И по тайге бессонной, На ощупь, спотыкаясь и кляня, Бредем туда, где
Ещё не умолк пересвист гранат
Ещё не умолк пересвист гранат — Не стаял в лугах туман, Убитый еще не
Креолка
Когда наскучат ей лукавые новеллы И надоест лежать в плетеных гамаках, Она приходит в
Стихи о соловье и поэте
Весеннее солнце дробится в глазах, В канавы ныряет и зайчиком пляшет. На Трубную выйдешь
Кремлевская стена, не ты ль взошла
Кремлевская стена, не ты ль взошла Зубчатою вершиною в туманы, Где солнце, купола, колокола,
Стихи о поэте и романтике
Я пел об арбузах и о голубях, О битвах, убийствах, о дальних путях, Я
Красная Армия
Окончен путь тревожный и упорный, Штыки сияют, и полощет флаг, Гудит земля своей утробой
Движением несмелым
Движением несмелым Ночь кутает комнату пряжей, В окне потускнелом Мелькают огни экипажей… И вот
Контрабандисты
По рыбам, по звездам Проносит шаланду: Три грека в Одессу Везут контрабанду. На правом
Дума про Опанаса
I …По откосам виноградник Хлопочет листвою, Где бежит Панько из Балты Дорогою степною. Опанасе,
Конец Летучего Голландца
Надтреснутых гитар так дребезжащи звуки, Охрипшая труба закашляла в туман, И бьют костлявые безжалостные
Дионис
Там, где выступ холодный и серый Водопадом свергается вниз, Я кричу у безмолвной пещеры:
Кончается. Окончен. Отгудел
Кончается. Окончен. Отгудел Тяжелый год. По взморьям, лукоморьям, По городам, лесам и плоскогорьям Последний
Дерибасовская ночью
На грязном небе выбиты лучами Зеленые буквы: «Шоколад и какао», И автомобили, как коты
Коммунары
О барабанщики предместий, Стучите детскою рукой По коже гулкой. Голос мести Вы носите перед
Cyprinus Carpio
Романс карпу Закованный в бронзу с боков, Он плыл в темноте колен, Мигая в
Кинбурнская коса
Сквозь сумерки — Судороги перепелов. От сумерек Степь неприкаянней, А к берегу движется переполох,
Чёртовы куклы
От крутоседлой конницы татарской Упрямый дух кумыса и конины Смолой потек по городам и
К огню вселенскому
Шли дни и годы неизменно В огне желаний и скорбен, И занавес взлетел —
Большевики (отрывки из поэмы)
1. Отъезд Да совершится! По ложбинам в ржавой Сырой траве еще не сгнили трупы
Исследователь
почти наверняка тунгусский метеорит содержит около 20 000 000 тонн железа и около 20
Бастилия
Бастилия! Ты рушишься камнями, Ты падаешь перед народом ниц… Кружится дым! Густое свищет пламя,
Иная жизнь
Огромною полночью небо полно, И старое не говорит вдохновенье, Я настежь распахиваю окно В
Баллада о Виттингтоне
Он мертвым пал. Моей рукой Водила дикая отвага. Ты не заштопаешь иглой Прореху, сделанную
Гимн Маяковскому
Озверевший зубр в блестящем цилиндре я Ты медленно поводишь остеклевшими глазами На трубы, ловящие,
Баллада о нежной даме
Зачем читаешь ты страницы Унылых, плачущих газет? Там утки и иные птицы В тебя
Фронт
По кустам, по каменистым глыбам Нет пути — и сумерки черней… Дикие костры взлетают
АМССР
Из-за Днестра, из-за воды гулливой, Знакомый чад, чабаний разговор; Цветут сады и яблоней и
Февраль (Темною волей судьбины)
Темною волей судьбины (Взгляд ее мрачен и слеп) Остановились машины, Высохшим сделался хлеб… Дымные
Алдан
Сияющий иней покрыл тайгу, И в пламени спит тайга… Собаки бегут под таежный гул
Рыбаки (Если нам в лица ветер подул)
Если нам в лица ветер подул, Запах соленый неся в безлюдье, Значит — родной
От черного хлеба и верной жены
От черного хлеба и верной жены Мы бледною немочью заражены… Копытом и камнем испытаны
Моряки
Только ветер да звонкая пена, Только чаек тревожный полет, Только кровь, что наполнила вены,
Великий немой
И снова мрак. Лишь полотно Сияет белыми лучами, И жизнь, изжитая давно, Дрожа, проходит
Рыбачьи песни
1 Целый день одна забота: Сеть вязать не уставая, Слушать, как у ног уютно
Осенняя ловля
Осенней ловли началась пора, Смолистый дым повиснул над котлами, И сети, вывешенные на сваях,
Моряки (Ветер качает нас вверх и вниз)
Ветер качает нас вверх и вниз, Этой ли воли нам будет мало! Глянешь за
В пути (Уже двенадцать дней)
Уже двенадцать дней не видно берегов, И ночь идет за днем, как волк за
Рудокоп
Я в горы ушел изумрудною ночью, В безмолвье снегов и опаловых льдин… И в
Осень (Осень морская приносит нам)
Осень морская приносит нам Гулко клокочущее раздолье. Ворот рубахи открыт ветрам, Ветер лицо обдувает
Укразия
Волы мои, степями и полями, Помахивая сивой головой, Вы в лад перебираете ногами, Вы
Разговор с комсомольцем Дементьевым
— Где нам столковаться! Вы — другой народ!.. Мне — в апреле двадцать, Вам
Осень (Да здравствует осень)
По жнитвам, по дачам, по берегам Проходит осенний зной. Уже необычнее по ночам За
ТВС (Плесенью лезет туберкулез)
Пыль по ноздрям — лошади ржут. Акации сыплются на дрова. Треплется по ветру рыжий
Разбойник
Брэнгельских рощ Прохладна тень, Незыблем сон лесной; Здесь тьма и лень, Здесь полон день
Охота на чаек
День как колокол: в его утробе Грохот волн и отдаленный гром… Банка пороху, пригоршня
Трясина
1 Ночь Ежами в глаза налезала хвоя, Прели стволы, от натуги воя. Дятлы стучали,
Рассыпанной цепью
Трескучей дробью барабанят ружья По лиственницам сизым и по соснам. Случайный дрозд, подраненный, на
Одесса (Над низкой водою пустые пески)
Над низкой водою пустые пески, Косматые скалы и тина, Сюда контрабанду свозили дубки, Фелюги
Тиль Уленшпигель
Весенним утром кухонные двери Раскрыты настежь, и тяжелый чад Плывет из них. А в