Трое
Ее факел был огнен и ал, Он был талый и сумрачный снег: Он глядел
Я думал, что сердце из камня
Я думал, что сердце из камня, Что пусто оно и мертво: Пусть в сердце
Ты опять со мной подруга осень
Ты опять со мной, подруга осень, Но сквозь сеть нагих твоих ветвей Никогда бледней
Я люблю
Я люблю замирание эха После бешеной тройки в лесу, За сверканьем задорного смеха Я
У св. Стефана
Обряд похоронный там шел, Там свечи пылали и плыли, И крался дыханьем фенол В
Январская сказка
Светилась колдуньина маска, Постукивал мерно костыль… Моя новогодняя сказка, Последняя сказка, не ты ль?
В ароматном краю в этот день голубой
В ароматном краю в этот день голубой Песня близко: и дразнит, и вьется; Но
За оградой
Глубоко ограда врыта, Тяжкой медью блещет дверь… — Месяц! месяц! так открыто Черной тени
В море любви
Моя душа оазис голубой. Бальмонт Моя душа эбеновый гобой, И пусть я ниц упал
Забвение
Нерасцепленные звенья, Неосиленная тень,- И забвенье, но забвенье Как осенний мягкий день, Как полудня
В небе ли меркнет звезда
В небе ли меркнет звезда, Пытка ль земная все длится; Я не молюсь никогда,
Закатный звон в поле
В блестках туманится лес, В тенях меняются лица, В синюю пустынь небес Звоны уходят
В открытые окна
Бывает час в преддверьи сна, Когда беседа умолкает, Нас тянет сердца глубина, А голос
Желанье жить
Колокольчика ль гулкие пени, Дымной тучи ль далекие сны… Снова снегом заносит ступени, На
В. В. Уманову-Каплуновскому в альбом автографов
Как в автобусе, В альбоме этом Сидеть поэтам В новейшем вкусе Меж господами И
Зимнее небо
Талый снег налетал и слетал, Разгораясь, румянились щеки, Я не думал, что месяц так
Вакхилид. Хоровая лирика (перевод)
ВАКХИЛИД (Около 500-450 гг. до н. з.) Вакхилид — младший современник Пиндара, тоже представитель
Зимние лилии
Зимней ночи путь так долог, Зимней ночью мне не спится: Из углов и с
Ванька-ключник в тюрьме
Крутясь-мутясь да сбилися ЖелтЫ пески с волной, Часочек мы любилися, Да с мужнею женой.
Зимний романс
Застыла тревожная ртуть, И ветер ночами несносен… Но, если ты слышал, забудь Скрипенье надломанных
Вербная неделя
В желтый сумрак мертвого апреля, Попрощавшись с звездною пустыней, Уплывала Вербная неделя На последней,
Зимний сон
Вот газеты свежий нумер, Объявленье в черной раме: Несомненно, что я умер, И, увы!
Трилистник вагонный
1. Тоска вокзала О, канун вечных будней, Скуки липкое жало… В пыльном зное полудней
Весенний романс
Еще не царствует река, Но синий лед она уж топит; Еще не тают облака,
Трилистник весенний
1. Черная весна (Тает) Под гулы меди — гробовой Творился перенос, И, жутко задран,
Вильгельм Мюллер. Шарманщик
В дальнем закоулке Дед стоит седой И шарманку вертит Дряхлою рукой. П о снегу
Трилистник замирания
1. Я люблю Я люблю замирание эха После бешеной тройки в лесу, За сверканьем
Villa Nazionale (Смычка заслушавшись, тоскливо)
Смычка заслушавшись, тоскливо Волна горит, а луч померк,- И в тени душные залива Вот-вот
Тринадцать строк
Я хотел бы любить облака На заре… Но мне горек их дым: Так неволя
Второй фортепьянный сонет
Над ризой белою, как уголь волоса, Рядами стройными невольницы плясали, Без слов кристальные сливались
Тристан Корбьер. Два Парижа
1 НОЧЬЮ Ты — море плоское в тот час, когда отбой Валы гудящие угнал
Второй мучительный сонет
Не мастер Тира иль Багдата, Лишь девы нежные персты Сумели вырезать когда-то Лилеи нежные
Сюлли Прюдом. Идеал
Призрачна высь. Своим доспехом медным Средь ярких звезд и ласковых планет Горит луна. А
Тоска сада
Зябко пушились листы, Сад так тоскливо шумел. — Если б любить я умел Так
Трилистник победный
1. В волшебную призму Хрусталь мой волшебен трикраты: Под первым устоем ребра — Там
Сюлли Прюдом. Когда б я богом стал
Когда б я Богом стал, земля Эдемом стала б, И из лучистых глаз, сияя,
Тоска синевы
Что ни день, теплей и краше Осенен простор эфирный Осушенной солнцем чашей: То лазурной,
Трилистник призрачный
1. Nox vitae Отрадна тень, пока крушин Вливает в кровь холоз жасмина… Но… ветер…
Сюлли Прюдом. Посвящение
Когда стихи тебе я отдаю, Их больше бы уж сердце не узнало, И лучшего,
Тоска возврата
Уже лазурь златить устала Цветные вырезки стекла, Уж буря светлая хорала Под темным сводом
Трилистник проклятия
1. Ямбы О, как я чувствую накопленное бремя Отравленных ночей и грязно-бледных дней! Вы,
Сюлли Прюдом. С подругой бледною разлуки
С подругой бледною разлуки Остановить мы не могли: Скрестив безжизненные руки, Ее отсюда унесли.
Трактир жизни
Вкруг белеющей Психеи Те же фикусы торчат, Те же грустные лакеи, Тот же гам
Трилистник сентиментальный
1 Одуванчики Захлопоталась девочка В зеленом кушаке, Два желтые обсевочка Сажая на песке. Не
Сюлли Прюдом. Сомнение
Белеет Истина на черном дне провала. Зажмурьтесь, робкие, а вы, слепые, прочь! Меня безумная
Третий мучительный сонет
Нет, им не суждены краса и просветленье; Я повторяю их на память в полусне,
Трилистник шуточный
1. Перебой ритма Сонет Как ни гулок, ни живуч — Ям — — б,
Сюлли Прюдом. Тени
Остановлюсь — лежит, иду — и тень идет, Так странно двигаясь, так мягко выступая;
Три слова
Явиться ль гостем на пиру, Иль чтобы ждать, когда умру С крестом купельным, на
Трилистник соблазна
1 Маки Веселый день горит… Среди сомлевших трав Все маки пятнами — как жадное
Сюлли Прюдом. У звезд я спрашивал в ночи
У звезд я спрашивал в ночи: «Иль счастья нет и в жизни звездной?» Так