Золотой якорь
Тяжело служить в трактире «Золотой якорь». По утрам вставай в четыре, Чашками брякай; И
Взгляд вперед
Под старость, на закате темном, Когда сгустится будней тень, Мы с нежностью особой вспомним
Я дверь распахну, пойду на крыльцо
Я дверь распахну, пойду на крыльцо, И молодость ветром овеет лицо. Я вижу ее
Датская сказка
Сколько милой прелести в адресе, Что лежит на моем столе. Старый датский сказочник Андерсен
Привал пехоты
Густого леса черная стена Белесой дымкой осени одета. Ночная тишина напряжена Тревожным ожиданием рассвета.
Грибной дождь
Не торопись, не спеши, подождем. Забудем на миг неотложное дело. Смотри: ожила трава под
Севастопольцы
«Вахт ам Райн» внизу гнусит гармошка. Темень. Тень немецкого штыка. В полночь старый черноморец
Китайский пейзаж
Горизонт, оттененный отрогами гор, Синей дымкой подернут слегка. В паутине каналов, прудов и озер
Шапку по кругу
Много традиций в Британии есть, Но не забыть до последнего часа Ту, что вместила
Когда устану или затоскую
Когда устану или затоскую, Взгляну в глаза, как в прозелень морскую, Уйдет усталость, и
Скворцы прилетеи
Чужих указателей белые стрелы С высоких столбов срывают бойцы. Над пеплом сырым, по ветвям
Красоту, что дарит нам природа
Красоту, что дарит нам природа, Отстояли солдаты в огне, Майский день сорок пятого года
Терская походная
То не тучи — грозовые облака По-над Тереком на кручах залегли. Кличут трубы молодого
Лица в ожогах мороза
Лица в ожогах мороза, бессонницей долгой измяты. Радости, скорби, печали замкнуты в тесном кругу.
Трассой пулеметной и ракетой
Трассой пулемётной и ракетой Облака рассечены в ночи. Спи ты, не ворочайся, не сетуй
На венском перекрестке
По асфальту шаркнула резина. Распахнулась дверца лимузина. Благостны, жирны, как караси, Два почтенных брата
Умчалась пора физкультуры и спорта
Умчалась пора физкультуры и спорта. Вот осень пришла и умерила прыть. Найти бы наивного,
Над умытым росой кирпичом
Над умытым росой кирпичом Клонит горькие грозди калина. Неизвестно, о ком и о чём
Утро победы
Где трава от росы и от крови сырая, Где зрачки пулеметов свирепо глядят, В
Наедине с собой
Сам с собой останешься, проснется В памяти былое иногда. В нашем прошлом, как на
Утро в окопе
Когда по окопам прошла перекличка, Когда мы за чаем беседу вели, Порхнула хохлатая серая
О нежности
Мы лежали на подступах к небольшой деревеньке. Пули путались в мякоти ржаного омета. Трехаршинный
В свои права вступает бабье лето
Зазолотилось взгорье за окном, В стеклярус капель дождевых одето. С плодами, с хмелем, с
Первомайская баллада
Поёт, пролетая, снаряд Над прелью весенней земли. Четвёртые сутки подряд Ресниц мы смежить не
Видно, выписал писарь мне дальний билет
Видно, выписал писарь мне дальний билет, Отправляя впервой на войну. На четвертой войне, с
Песня смелых
Стелются черные тучи, Молнии в небе снуют. В облаке пыли летучей Трубы тревогу поют.
Вот бомбами разметанная гать
Вот бомбами разметанная гать, Подбитых танков черная стена. От этой гати покатилась вспять Немецкая
Песня защитников Москвы
Мы не дрогнем в бою За столицу свою. Нам родная Москва дорога. Нерушимой стеной,
Войны имеют концы и начала
Войны имеют концы и начала… Снова мы здесь, на великой реке, Села в разоре.
По военной дороге шел в борьбе и тревоге
По военной дороге Шел в борьбе и тревоге Боевой восемнадцатый год. Были сборы недолги,
Время, что ли, у нас такое
Время, что ли, у нас такое, Мне по метрике сорок лет, А охоты к
Бьётся в тесной печурке огонь
Бьется в тесной печурке огонь, На поленьях смола, как слеза, И поет мне в
Поволжанка
Знойная ночь перепутала все Стежки-дорожки. Задорно звенят На зеленом овсе Серебряные сережки. Синие сосны,
Человек склонился над водой
Человек склонился над водой И увидел вдруг, что он седой. Человеку было двадцать лет.
Предчувствие весны
Видно, уж нам дорога такая — Жить на земле от войны к войне. Плещет